Новые колёса

Новые колеса / Криминал / ПРОКУРОР-ВЗЯТОЧНИК ПЕРЕТЯНУЛ ДИВАН. Валерий Волох посадил мебельщика за 400 баксов, а сам брал взятки на сотни тысяч рублей, и сейчас остаётся на свободе

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ПРОКУРОР-ВЗЯТОЧНИК ПЕРЕТЯНУЛ ДИВАН.
    Валерий Волох посадил мебельщика за 400 баксов, а сам брал взятки на сотни тысяч рублей, и сейчас остаётся на свободе

Патер Браун, герой рассказов Честертона, говорил: “Пусть будет один закон для всех - или одно для всех беззаконие”. Увы, сей простой, казалось бы, идеал недостижим и поныне.

Организованная преступная группа

Вот свежий пример. в посёлке Чернышевском. Общая сумма похищенного превысила полтора миллиона рублей. А схема была проста, как удар пыльным мешком по голове: главврач больницы Ольга Завьялова уговаривала психически нездоровых людей оформить на неё, Завьялову, доверенность - официальную бумагу, которая давала право свободно распоряжаться их деньгами. Доктор объясняла: мол, буду покупать для пациентов вещи, продукты и лекарства.

Больные, конечно, верили: кто же в их состоянии отважится спорить с эскулапом?!

Потом Завьялова подавала заявки своему “компаньону”, директору ООО “Эгида+” Роману Алымову. Закупочную цену подельники завышали в 5-10 раз, а вырученные деньги делили между всеми участниками преступной схемы.

Часы марки “Лонжин”

Валерий Волох

Когда Завьялову задержали, она раскололась мгновенно. И кроме г‑на Алымова (бывшего сотрудника прокуратуры Гвардейского района, ранее погоревшего на махинациях с земельными участками и уволенного “за проступок, порочащий честь прокурорского работника, и нарушение присяги”), сдала г-на Волоха, прокурора Нестеровского района. Который был в курсе, но молчал. Разумеется, не за бесплатно.

В качестве платы за молчание прокурора особенно привлекали дорогие антикварные вещицы. Одну такую - часы марки “Лонжин”, 1913 года выпуска - у Волоха при обыске и обнаружили. А позже установили, что в начале марта сего года г-н Волох получил “на лапу” 300.000 рублей, затем - ещё 150 тысяч.

Валерию Волоху 35 лет, он уроженец города Целиноград Казах­ской ССР, в 2003 году окончил юрфак КГУ. Тогда он начал работать в должности следователя прокуратуры Краснознамен­ского района. Был старшим следователем-“важняком” в областной прокуратуре, заместителем руководителя Черняховского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Калининградской области, заместителем прокурора Балтийска... “Гарантом законности” в Нестеров­ском районе служил с 20 января 2010 года.

Полтора года в камере СИЗО

Сейчас г-н Волох находится под подпиской о невыезде - такую меру пресечения определили ему коллеги, а суд - согласился. А вот человек, которого Волох законопатил в места не столь отдалённые на год и восемь месяцев... и даже написал кассационное представление, считая приговор суда слишком мягким, и требуя изменить режим содержания с общего на строгий... этот человек попал на “зону” за 12.400 рублей. Которые даже не украл, а не сумел отработать.

26-летний Долженко - тот самый “законопаченный” - получил год и восемь месяцев лишения свободы по приговору Нестеровского районного суда. Предыстория его проста, как репа, и трагична, как всякое крушение “жизненного корабля”.

“Я, - пишет Андрей Долженко, - был судим в 2006 году. Дело тогда было тёмное, я писал жалобы в прокуратуру. Но меня тогда полтора года продержали в камере СИЗО, в итоге пришлось на суде согласиться с обвинением, чтобы срок дали минимальный. Иначе получил бы лет пять или шесть. Оправдательный приговор мне, понятно, никто бы не вынес. Это нынче обычная практика”.

У беременной жены обнаружили ВИЧ

“Но это - в прошлом. Я смирился, отбыл срок, вышел, забыл всё как страшный сон и стал заниматься своей работой - обивкой мягкой мебели. Моя гражданская жена научилась шить обивку. Вот мы и работали. Как индивидуальный предприниматель я не регистрировался. Числился в ИП Крюков, но неофициально. Просто давал в газеты объявления о перетяжке мягкой мебели, принимал и отдавал заказы.

Телефон, указанный в газетах, был зарегистрировал на мою жену. Мебель я перетягивал в гараже, а адрес в договоре указывал - Спортивная, 48 (это напротив гаражного общества), в каком-то смысле он такой и есть. У гаража-то номера нету...

В апреле 2011 года моя гражданская жена находилась на послед­нем месяце беременности. 28 апреля я выехал на заказ в Нестеров, где заключил с гражданкой Есиповой “трудовое соглашение”. Да, я понимаю, что юридической силы оно не имело, но обманывать Есипову я не собирался. Я указал в соглашении свою фамилию, дал свой номер телефона. Снял с дивана и двух кресел тканевую обивку, чтобы подготовить новую по лекалам.

Получил аванс - 12.400 рублей.

Заказ я должен был исполнить в течение месяца. Но... в это самое время мою гражданскую жену вызвали в роддом №4, где она сдавала анализы, - и направили в центр по работе с ВИЧ-инфицированными. У неё оказался ВИЧ”.

Обратилась в полицию

“Я тоже сдал анализы, анонимно - и результат был положительный. Я - ВИЧ-инфицирован... Мы до сих пор не можем понять, откуда на нас свалилась эта беда, ведь мы никогда не употребляли наркотики.

Мы были в шоке. Особенно страшно было осознавать, что вирус может от матери передаться ребёнку. Мы целый год после рождения дочери практически каждую неделю ходили в центр и обследовали малышку. Сейчас нас уверили, что наша дочь здорова, но тогда-то мы этого не знали!

Пока мы переживали такую напасть, заказом я не занимался. Тем более, жена моя шить чехлы не могла.

Есипова несколько раз мне звонила, а потом обратилась в полицию... Меня обвинили в мошенничестве. Дескать, я “совершил хищение чужого имущества путём обмана с причинением значительного ущерба”.

Изоляция от общества

“Якобы я и “не собирался исполнить взятые на себя обязательства по исполнению заказа <...> о чём свидетельствует форма оформления соглашения, т.е. из текста не видно, какой объём работы предстоит выполнить, сколько и какого материала будет затрачено, какова стоимость материала и работы, с учётом или без учёта НДС определена сумма заказа <...> Между сторонами должен был быть заключён договор об оказании услуг по перетяжке мебели, а не трудовое соглашение <...> не был выдан какой-либо платёжный документ, подтверждающий факт получения аванса” и т.д.

Я пытался объяснить, что специально для исполнения заказа арендовал гараж, что снял обивку аккуратно - и она никуда не делась, лежала себе в гараже, ожидая, пока будут приготовлены лекала... Что я действительно имею навыки по перетяжке мебели и что лишь фатальное стечение обстоятельств помешало мне справиться с заказом в срок...

Никто меня не слушал. Суд счёл, что моё “исправление возможно только с изоляцией от общества”. А прокурор Волох ещё и потребовал “впаять” мне срок в колонии не общего, а строгого режима. А ведь моя жена и ребёнок очень нуждаются во мне, они остались одни...”

Топтать “зону”

...Кто спорит, деньги нельзя просто так брать - и не выполнять оплаченного ими заказа. И потерпевшие, обратившись в полицию, были, безусловно, в своём праве.

Удивляет другое. В стране, где со свистом уходят налево миллионы (миллиарды!) бюджетных рублей (и НИКТО за это не отвечает)... в стране, где слово “откат” давно и прочно вошло в лексикон - как чиновников, так и всех, кто с ними имеет дело... в стране, где воруют так, что дым коромыслом - и где президент призывает НЕ САЖАТЬ за ЭКОНОМИЧЕСКИЕ преступления... бедолага-мебельщик отправляется топтать “зону” за четыре сотни баксов.

А почему бы не заставить его просто-напросто их отработать? Перетянуть, к чертям зелёным, этот самый злополучный диван и два кресла. Дать возможность мужику, ошалевшему от свалившейся на него беды, устоять и СОХРАНИТЬСЯ в честной жизни, не пополняя собой ряды закоренелых уголовников - безнадежных рецидивистов.

За мешок картошки

Но, видимо, Андреем Долженко решили “подпереть” полицейскую, прокурорскую и судейскую статистику. Или (намекают нам жители Нестерова) потерпевшие имеют отношение к “силовикам”. Опосредованное, но всё же... Вот и инкриминировали Долженко то, что делает у нас полстраны. В смысле, работает неофициально. И с текстами договоров-соглашений не дружит (не говоря уже о платёжных квитанциях).

В общем, надо же хоть кого-то сажать?! А Долженко в этом смысле - фигура удобная. У него даже денег на адвоката нет (бесплатного обеспечили... всем известно, ЧТО это значит). Как нет и никакой перспективы. Он - классический типаж “мужика, который сел за мешок картошки”. Ну... или там... за необтянутый диван.

Интересно, на сколько сядет “строго клеймивший” Долженко г‑н Волох. И - сядет ли?.. Если сейчас спокойно гуляет на свободе - и никто не опасается, что он уничтожит улики и развалит своё уголовное дело так, что оно и до суда не доберётся.

Д. Якшина



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money