Новые колёса

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / ЕВРЕЙ-ШПИОН ИЗ КЁНИГСБЕРГА. Ганс Мосберг семь лет работал в “Абвере” нацистов

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Работа секретного агента в сущности скучна. Большая часть

того, что он делает, не нужна ни ему самому, ни людям.

С. Моэм. Английский писатель

Друг Канариса

25 февраля 1896 года в Кёнигсберге, в семье еврейского врача Мосберга родился мальчик, которого назвали Ганс. Парнишка рос шустрый и вскоре совершенно отбился от родительских рук. Продолжать дело отца Ганс не хотел - его интересовали риск и приключения. Не мудрено, что Первую мировую войну Мосберг-младший встретил с нескрываемой радостью. Ещё бы! Какие перспективы открывались перед молодым авантюристом - просто дух захватывало.

Начальник управления разведки и контрразведки верховного командования вооруженных сил Германии (Абвер) адмирал Вильгельм Канарис (1887-1945)

На фронте Ганс проявил себя с наилучшей стороны. Дослужился в пехоте до лейтенанта и получил восемь ранений. Домой в Кёнигсберг вернулся героем проигранной войны - полный скепсиса и разочарований.

Но вскоре мирная жизнь у Мосберга наладилась. Ганс окончил юридический факультет “Альбертины”, женился, а в 1924 году у него родился сын. Мосберг стал журналистом и занялся общественной деятельностью. Как активист союза ветеранов “Стальной шлем”, он познакомился с молодым морским офицером Вильгельмом Канарисом - будущим шефом германской военной разведки “Абвер”. Эта встреча во многом определила дальнейшую судьбу Мосберга...

Когда к власти пришли нацисты, над Гансом Мосбергом сгустились тучи. Ему самому и всем его близким грозил концлагерь. Но тут случилось нечто странное - Ганс неожиданно оставил семью и спокойно укатил... в Китай.

Как он сам утверждал после войны - решил спасти жену, сына и родителей. Их действительно не тронули. Похоже, что Гансу оказал услугу влиятельный приятель Канарис. Не без его стараний в 1938 году в Шанхайской резидентуре “Абвера” появился новый сотрудник - еврей Мосберг. А что? Вроде человек выполняет почётную работу - шпионит на Третий рейх. За неплохое жалование, между прочим.

И одновременно - пользы нацистам практически не приносит. Где Китай, а где основные битвы второй мировой...

В общем, операция в духе Анны Чапман. Нестареющая классика разведки.

Париж Востока

Шанхай того времени был гигант­ским центром финансовых операций, торговли, международной преступности и прибежищем всякого рода проходимцев со всех концов планеты. Не случайно его называли “Нью-Йорком Азии” и “Парижем Востока”. Город в то время был оккупирован японскими войсками, но продолжал вести мирную жизнь. У власти находилось японское марионеточное правительство, контролирующее лишь центральный Китай. Бои с японцами шли где-то вдалеке. На севере с агрессорами сражались коммунисты Мао Цзэдуна, а на юге - националисты Чан Кайши.

Шанхай, 1940 год

Шпионов здесь тоже было предостаточно. Какие только разведки тут не работали! Советская, британская, американская, итальянская, япон­ская, китайская. Причём, последняя была представлена двумя спецслужбами: Чан Кайши и коммунистов. Интересы Германии в Китае защищали тоже две конкурирующие организации: военная разведка “Абвер” и гестапо.

Шеф местного гестапо гауптштурм­фюрер Йозеф Майзингер пытался подмять “Абвер” под себя - ребята Канариса активно этому сопротивлялись. Грызня шла нешуточная. Тут и о своих основных обязанностях немудрено забыть.

- Немецкая разведка в Китае работает до смешного неэффективно, - говорил Гансу его коллега по “Абверу” датчанин Артур Ведель. - Так что противникам нацизма не стоит сознательно мешать её работе. Немцы вредят сами себе лучше любого саботажника.

Поэтому Ведель наслаждался жизнью, регулярно получал причитающуюся ему зарплату и не комплексовал по поводу своей службы у оккупировавших его родину фашистов. Ганс Мосберг был полностью с ним солидарен.

Фанатичные парни из гестапо пытались, правда, по мере своих ограниченных способностей добыть важную информацию. Но это не особо получалось. Однажды “асы шпионажа” сообщили в Берлин, что во Владивостоке и других городах СССР в массовом порядке распространяются листовки с карикатурами Сталина. Из этого следовал вывод: в Советском Союзе действует мощное антисоветское подполье, готовое со дня на день свергнуть ненавистную власть большевиков.

Советник Гитлера по внешнеполитическим вопросам Иоахим Риббентроп был в ярости. На дворе стояла зима 1941 года, шла битва под Москвой, где советские солдаты жестоко дрались за каждую пядь земли, а тут какие-то “китайские фантазии”.

После этого Риббентроп постарался добиться, чтобы гестаповские донесения из Китая предварительно показывали немецким дипломатам в Пекине - чтобы те отфильтровывали откровенный бред...

Саке и бабы

Агентурная сеть гестапо в Китае не отличалась особой эффективностью. Одним из наиболее одиозных агентов был Роланд Грутли. Этот человек отличался большой физической силой, а также буйным нравом и склонностью затевать драки в пьяном состоянии.

“Абвер”. Кёнигсберг. 1942 год

Такие малопригодные для разведчика качества сыграли с ним злую шутку ещё в Японии, где начиналась его разведывательная карьера. В Йокогаме Грутли избил гражданина Финляндии, после чего получил приказ немедленно переехать в Токио, поближе к германскому посольству. В японской столице буйный немец почти сразу же сломал челюсть генеральному консулу Дании. Дебошира перевели на новое место службы - в Китай.

В Шанхае этот нестандартный разведчик открыл на средства СД (нацистской службы безопасности) публичный дом с русскими девушками. Под этим прикрытием Грутли должен был “изучать обстановку в городе”. Важное задание агент выполнял весьма специфически - дрался, постоянно пил и предавался любовным утехам.

Закончил свою карьеру он соответственно. Однажды, крепко выпив, Грутли ввязался в драку японцев с русскими белоэмигрантами. Не то, чтобы он решил встать на чью-либо сторону, а просто так - ради куража. Дюжий агент поочерёдно забил насмерть четырёх японцев. После этого отпраздновал победу с русскими - напился до чертей. Ночью он вышел из борделя, а наутро его нашли мёртвым. По всей видимости, с ним поквитались японцы...

Резидент-педераст

Военную разведку в Шанхае поначалу возглавлял резидент “Абвера” капитан 1-го ранга Луис Теодор Зифкен, работавший под видом коммерческого советника генерального консульства Германии.

Под началом капраза Ганс Мосберг спокойно “проработал” до июня 1941 года. Тогда в Шанхай прибыл новый специалист “Абвера” майор Лотар Айзентрегер. Примечательно, что Айзентрегер ехал по Транссибирской магистрали (советские власти пропустили его беспрепятственно) и пересёк границу СССР и Китая за восемь часов до нападения Германии на Советский Союз.

С первых же дней пребывания в Шанхае Айзентрегер начал “подсиживать” Зифкена. Первым делом майор просигнализировал в Берлин о подозрительных отношениях капраза с начальником иностранной секции бюро японского флота в Шанхае капитаном 2-го ранга Инао Отани. Айзентрегер уверял, что Зифкен и Отани занимаются незаконной спекуляцией валютой в крупных размерах, и требовал призвать соперника к ответу. Когда же это не помогло, майор обвинил капраза в гомосексуализме.

Вскоре адмирал Канарис своим приказом назначил Айзентрегера руководителем всей системы германской военной разведки на Дальнем Востоке. Однако майор не остановился на этом и свою дальнейшую деятельность посвятил одному - изгнанию Зифкена из Китая.

В ноябре 1942 года Зифкена отозвали в Берлин. Это настолько возмутило разведчика, что он попросту уничтожил все архивы резидентуры. Большего удара система “Абвера” на Дальнем Востоке не получала никогда. Сам Зифкен, явно опасаясь наказания, под предлогом болезни остался в Шанхае до конца войны.

Ганс Мосберг спокойно пережил смену руководства. На нём это практически не отразилось. В Центр продолжали уходить шифровки о страстном желании генералиссимуса Чан Кайши победить китайских коммунистов и угрозах Мао Цзэдуна разделаться с японскими агрессорами.

Главное, что жалование Гансу платили исправно, хватало и на поддержку семьи в Германии, и на увеселительные заведения в Шанхае...

Тройной агент

Ганс Мосберг близко сошёлся ещё с одним агентом “Абвера” - Иваром Лисснером. Как и Мосберг, он стал работать на германскую разведку потому, что был евреем. Благодаря этому Ивар добился разрешения для родителей эмигрировать из нацистской Германии.

Шанхай, конечно, не Кёнигсберг. Но жить можно было...

Не в пример Мосбергу, Лисснер активничал. Вернее, изображал кипучую деятельность. В 1943 году он вступил в контакт с русским белоэмигрантом Родзаевским, который, в свою очередь, работал на япон­скую и советскую разведки.

Через него Лисснер якобы получал важные сведения об СССР. “Абвер” считал Ивара ценным источником информации, а НКВД полагало, что передаёт по этому каналу “дезу”. Что думали японцы - история умалчивает.

- Лучше бы ты сидел тихо и не высовывался, - не раз предупреждал приятеля Мосберг.

Но Лисснер только отмахивался - его увлекли шпионские игры.

- Чем на большее число разведок работаешь, - полагал Ивар, - тем меньше шансов, что тебя арестуют. Все считают тебя своим.

Хитрого еврея не остановила даже история с Рихардом Зорге, который работал на Советы, но и немцам поставлял интересные сведения о Китае и Японии. В результате Зорге посадили в тюрьму японцы. А потом повесили.

Но судьба Лисснера сложилась иначе. Гестаповец Майзингер решил подложить свинью соперникам из “Абвера”. В июне 1942 года Майзингер донёс на Лисснера японцам - мол, этот немецкий еврей занимается промышленным шпионажем в пользу СССР против Японии. В июне 1943‑го Лисснер был арестован японской контрразведкой, подвергся пыткам, но был выпущен на свободу в начале 1945-го, когда была установлена его невиновность.

После ареста Лисснера, “Абвер” стал ещё больше осторожничать. Постепенно он терял позиции в Китае - верх взяло гестапо. Но Мосбергу это было только на руку. Его “служба” стала только спокойнее. Донесения в Берлин он отсылал, как и прежде, с информацией из местных газет...

Ни нашим, ни вашим

Когда фашистская Германия капитулировала, и “Абвер”, и гестапо стали активно сотрудничать с Японией. Правда, как и ранее, успехами они похвастаться не могли. После окончания войны на Дальнем Востоке, гестаповец Йозеф Майзингер был арестован американцами в Токио.

Выпускники школы “Абвера”

Решившие преувеличить свои заслуги контрразведчики из штаба генерала Макартура доложили о нём, как о друге Гейдриха и Гиммлера и почему-то гомосексуалисте. Бывший руководитель имперской безопасности в регионе на допросах вёл себя не вполне адекватно, много плакал, говорил, в основном, о жене и пытался вскрыть себе вены.

После серии допросов американцы решили отдать его для суда в Польшу, где Майзингера 3 марта 1947 года признали виновным в массовых убийствах и через четыре дня казнили.

Судьба Айзентрегера сложилась не в пример лучше. В августе 1946 года его судили в Шанхае в общей сложности по 27 эпизодам. Первым свидетелем обвинения оказался наконец сумевший поквитаться со своим обидчиком капитан 1-го ранга Зифкен. Он подтвердил, что Айзентрегер вёл разведывательную работу после капитуляции Германии, что с точки зрения международного права является серьёзным преступлением.

В соответствии с нормами американского законодательства, бывший резидент был приговорён к пожизненному заключению. После этого Айзентрегера отправили отбывать наказание в Баварию. В 1950 году, как и многие другие военные преступники, он вышел на свободу.

Лисснер в 1947 году вернулся в Западную Германию, где работал главным редактором журнала “Кристалл”.

“Тихий” Мосберг долгое время сидел в американском лагере для нацистских преступников. Ему пришлось доказывать, что он не нанёс ущерба союзникам. В конце концов его выпустили. Дальше его следы теряются. Немцы остаются уверенными, что на их разведку работали даже евреи, а евреи не корят Мосберга, так как тот не сделал для Третьего Рейха ничего хорошего.

Возможно, Мосберг не стал писать мемуаров и рассказывать о своей жизни, чтобы не разочаровывать ни тех, ни других...

P.S. Праведник мира

4 августа 2009 года любавичские хасиды (евреи) обратились в мемориальный центр Холокоста “Яд-Вашем” с просьбой признать “праведником народов мира” адмирала Вильгельма Канариса, главу фашистского “Абвера”.

В центре - адмирал Канарис

На Западе Канарис - прежде всего, видный деятель немецкого Сопротивления, участник нескольких заговоров с целью свержения Гитлера, покровитель борцов с режимом. О том, что Канарис охотно помогал евреям, сохранилось много свидетельств. Например, Микки Оз (герой знаменитого очерка в израильской газете “Гаарец”) вспоминает, что в 1939 году у них в Яффе гостили его дядя и тетя. Когда они собрались вернуться домой в Берлин, отец Микки напутствовал родственников: “Если за вами придут, постарайтесь связаться с адмиралом Вильгельмом Канарисом, он поможет”.

Падение Канариса последовало в феврале 1944 года. Гитлер по настоянию Гиммлера разогнал “Абвер”, передав разведывательные функции новому ведомству во главе с молодым Вальтером Шелленбергом (ему было всего 34 года, а многоопытному Канарису - 57). Канариса поместили под домашний арест. После провала “Заговора 20 июля”, о котором недавно был снят фильм “Операция Валькирия”, среди бумаг заговорщиков обнаружили сведения о причаст­ности Канариса к подготовке переворота. Также нашлись его дневники, в которых адмирал крайне неодобрительно отзывался о Гитлере. Канарис, несмотря на пытки, так и не выдал никого из товарищей по Сопротивлению. 9 апреля 1945 года адмирал Канарис был повешен в концлагере Флоссенбург в Баварии.

А. Захаров,

капитан 1 ранга запаса

P.P.S. Эротическая разведка

Звонок в дверь. На пороге мужчина в плаще и чёрных очках.

- Листья клёна падают с ясеня, - доверительно сообщает странный субъект.

- Сколько можно дверью ошибаться?! - орёт хозяин квартиры. - Шпион Иванов живёт этажом выше!

Анекдот советских времён

Если вам показалось, что судьба еврейского шпиона “Абвера” из ряда вон выходящий фарс - не спешите с выводами. История разведки полна похожими случаями. Просто мудрые “рыцари плаща и кинжала” всегда старались уберечь наивного обывателя от достоверных рассказов. Зачем гражданам знать правду? Пусть они лучше пользуются добротно скроенными мифами о всесилии и безграничных возможностях ЦРУ, КГБ, ГРУ, “Абвера”, МИ-6 и прочих подобных организаций. В этом представители спецслужб всех времён и народов солидарны: друг друга они могут арестовывать или даже расстреливать, но только не дискредитировать.

Так что разведка всегда на высоте. Даже если агент завалил работу, о нём напишут только хорошее (как о покойнике). Ну, в крайнем случае, вообще ничего не сообщат. Зато любой мало-мальский успех будет преподнесён, как историческая победа. И ведь не проверишь! Государственная тайна - понимать надо.

Лишь изредка из покрытого ряской секретности болота спецслужб на поверхность прорываются пузыри скандалов. Но и в этом случае разведчики молчат, делают таинственный вид и важно надувают щёки: мол, это только вам, дуракам-непрофессионалам, произошедшее кажется абсурдом. О величии очередного подвига известно лишь “посвящённым”. Но гриф секретности ещё не снят. Так что, доверчивые сограждане, верьте на слово.

Далеко за примерами ходить не надо - в начале марта 2011 года Калининград посетила “суперразведчица”, “агент 90-60-90” Анна Чапман. Барышня хотела прочитать лекцию студентам университета имени Канта. Желала поведать - “с чего начинается Родина”. Но тут пришло анонимное электронное сообщение: “Здание университета заминировано!” Лекция сорвалась. Злоумышленника не нашли, но наши бдительные спецслужбы установили, откуда мерзавец отправил e-mail. Из Сан-Франциско!

Анна Чапман в Нью-Йорке (на задании)

Понятно, откуда ветер дует? То-то! Ведь именно в США работала Анна - наша российская Мата Хари. Остаётся только рассказать, какой подвиг она совершила за океаном.

Анна (тогда ещё Кущенко) отправилась за границу в 2001 году. Провожал её в командировку отец - генерал КГБ, ныне руководитель одного из управлений МИДа России. Девушка прибыла в Англию, вышла замуж за англичанина, получила фамилию мужа Чапман, развелась и уехала в Штаты. Казалось, легализация в стане врага прошла успешно - можно приступать к непосредственной разведывательной работе.

Но коварные планы российских спецслужб предполагали иной вариант. Чапман “была послана с долгосрочным заданием”. То есть, ей предстояло окончательно усыпить бдительность врага. Аннушка получала деньги из российской резидентуры, завела собственный бизнес, посещала ночные клубы, кутила, выставляла свои откровенные фото в интернете и веселилась, как могла.

И так долгие десять лет. Согласитесь - работа адова. Ведь регулярно нужно было сочинять доклады в резидентуру - как протекает процесс легализации.

Не исключено, что Чапман продолжала бы безбедно “разведывать” до самой пенсии. Но тут вмешался случай. Девушка столь активно сообщала в Центр о своих “успехах”, что Анной заинтересовалось ФБР. Американцы послали к Чапман своего человека, который представился её “куратором” из Москвы. И попросил передать паспорт “русскому разведчику-нелегалу”.

Аннушка тут же позвонила по телефону (обычному!) папе в Москву. Дескать, что за дела? Какие задания?! Ты же обещал, что за границей я буду только легализоваться!

Папа почуял неладное и рекомендовал дочери сдаться властям США. Что она и сделала. На этом карьера суперагента оборвалась. На взлёте...

Американцы, конечно, не звери - долго в тюрьме барышню держать не стали. Вернули Аннушку на родину. В России ей устроили пышный приём. С ней спел “С чего начинается Родина” сам Путин. Ещё бы! Ведь она выполняла очень важное задание - пыталась завести знакомство с людьми, через которых впоследствии можно было бы влиять на политику Соединённых Штатов.

После разоблачения, Анна Чапман отдалась журналу “Максим”

Вот такая шпионская история. Согласитесь, что многие молодые люди с радостью пошли бы на такой “риск” и стали разведчиками. Я бы и сам, грешным делом, тряхнул стариной. Болтаешься где-нибудь поблизости от Капитолия по дорогим кабакам (за казённый счёт, естественно) и беседуешь с американцами. Среди них ведь тоже нормальные люди встречаются. Как пить дать, кто-нибудь из них чем-нибудь недоволен.

И вот я уже за одним столиком с таким субъектом. Поговорим о погоде, о том, о сём, наконец, дойдём до политики.

- На кой хрен, - в сердцах скажет захмелевший янки, - мы влезли в Ирак и Афганистан?! Это же идиотизм.

- Да, - поддакну я, подливая ему в стакан виски, - тут вы явно перегнули палку...

Ну, и так далее, и тому подобное. Ничего криминального - обычный трёп.

А потом я прихожу в свой уютный дом в престижном районе Вашингтона и пишу донесение. Так, мол, и так, работаю с агентом влияния Джоном. После нашей очередной беседы он ещё более укрепился в своих антиправительственных настроениях. Таким образом, Джон будет распространять среди представителей истеблишмента выгодные нам суждения. Следующую встречу с ним планирую провести на курорте в Майами. В связи с чем прошу выслать 50.000 долларов наличными. Ваш Алекс.

Когда я служил в ГРУ (главном разведывательном управлении), мы часто потешались над подобными методами. Даже стишки сочинили о такого рода донесениях в Центр.

Дорогой начальник ГРУ,

Вот, ей Богу, я не вру -

Прочитал вчера журнал,

Много важного узнал.

Интервью дала там тётка,

Развращённая кокотка,

Спала в Бонне с генералом,

Беззастенчивым нахалом.

Тот всю ночь орал: “Ура!

На Москву идти пора!”

Таким образом, и в НАТО

С дисциплиной плоховато,

Всё начальство опустилось,

Разложилось, даже спилось.

Но готовит вражий стан

Несмотря на это, план -

Агрессивный и ужасный,

Для родной страны опасный.

В этом, если разобраться,

Рано нам разоружаться!

Так что история с еврейским агентом - это ещё цветочки...

А. Захаров



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money