Новые колёса

Новые колеса / Общество / СОКРОВИЩА ОЛИГАРХА. Как тратит свои миллионы хозяин АО “Молоко” 55-летний Рустам Алиев

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • СОКРОВИЩА ОЛИГАРХА.
    Как тратит свои миллионы хозяин АО “Молоко” 55-летний Рустам Алиев

Ещё совсем недавно слово “меценат” проходило по разряду устаревших и безнадёжно утраченных. Вокруг были сплошные СПОНСОРЫ - то есть люди, более-менее готовые обменять энное количество денег на “эффект позитивного присутствия в медийном пространстве”. Проще говоря, потратить бабки на пиар и рекламу.

Но... всё течёт, всё меняется. Человек, успешно сделавший миллионы, может находить удовольствие не только в бизнесе. И себя воспринимать не как “спонсора”. Его влечёт МЕЦЕНАТСТВО.

“Не царь же я Кощей, чтобы над златом чахнуть”, - так высказался по этому поводу известный калинин­градский бизнесмен Рустам Алиев, владелец АО “Молоко” и ещё нескольких крупных компаний.

Вырос в мэрии

После покупки и реставрации виллы Шмидта, в жизни Рустама Алиева произошли радикальные изменения

Алиев собирается построить картинную галерею - открыть в Калининграде частный музей, в котором будут выставлены шедевры русских художников.

- Я люблю свой город, - говорит Рустам Алиев. - Я здесь родился - в роддоме №4 на улице Чайковского в 1962 году. А до четырёх лет жил знаете где? В мэрии! На площади Победы, 1. Я до сих пор шучу: мол, я в этой мэрии каждый угол описал...

Мои родители приехали в Калининград в конце 50-х годов. Отец - молодой специалист, после вуза ходил в море. В здании, где сейчас мэрия, было общежитие для моряков. Напротив - МДМ (межрейсовый дом моряков - теперь снова Северный вокзал), для холостых, а мы жили в малосемейке.

Я помню, как лихо гонял по коридорам нынешней городской администрации на трёхколёсном велосипедике. А однажды отец пришёл из рейса, получил расчёт, положил деньги в шкаф. А я залез, взял деньги и пошёл по коридору раздавать детям... Мать потом бегала, собирала.

- Когда мне было лет шесть, папе дали квартиру на пересечении Литовского вала и Московского проспекта.

Среди руин

- Московский проспект был тогда совершенно другим. За нашим домом - сады, огороды. По обе стороны проспекта - руины, полуразрушенные дома, всё в зарослях кустарника. Проспект - узкий, одна полоса движения - был выложен булыжником.

Помню, в 1968-м, когда начались события в Чехословакии, по проспекту трое суток нескончаемой вереницей шла военная техника...

Помню, как разрушали Королев­ский замок - мы с отцом ходили смотреть... Помню, как в начале 70‑х стали восстанавливать дома на Московском проспекте, строить новые...

Калининград, ул. Расковой, 23 (бывшая вилла Шмидта на Adalbertstrasse, 23)

Мои мама и папа тогда развелись, мы с мамой и братом переехали на проспект Победы, 59. Это был старый немецкий дом, так называемое “эконом-жильё”: трёхэтажный, с одним подъездом, по две коммунальные квартиры на этаже. У нас с соседями была общая кухня...

Я учился в четырнадцатой школе. А в районе улицы Кутузова (бывший Октябрьский район Калининграда) занимался спортом - бегал кроссы.

Молочный король

Парадный вход и фасадные окна “виллы Шмидта” в 2012 году

- После школы окончил среднюю мореходку. По направлению поехал в Ригу, три года работал там на рыбоконсервном комбинате, потом три года ходил в море, в загранку. Но в Калининград приезжал регулярно. Тогда ведь границ не было.

Я купил себе “Жигули”-”копейку”. 400 километров проехал - и ты уже дома... А в 1989-м, когда страна начала шататься, я вернулся в Калининград насовсем. Занялся бизнесом, стал жить самостоятельно, купил маме жильё...

(Рустам Алиев не захотел говорить о своём бизнесе. Но известно, что он - владелец и генеральный директор акционерного общества АО “Молоко”, его предприятие уже двадцать два года работает в Калининградской области. Это, прежде всего, заводы по переработке молока - они используют “стороннее сырьё”, т.е. закупают молоко у частников.

3.200 фермеров сдают сырьё в АО “Молоко” - и, по словам Алиева, расчёт за него производится строго по графику, 2 раза в месяц.

Оборот АО “Молоко” составляет около миллиарда рублей в год. Так что Рустам Алиев - человек не бедный. Но “золотые унитазы” его не прельщают, - прим. ред.)

Заповеди Амалиенау

- Понимаете, я - не пришлый. Это мой город, я ощущаю себя частью его истории. Лет шесть-семь назад я купил особняк на улице М. Расковой, 23 (она выходит на ул. Кутузова). У немцев эта улица называлась Адальбертштрассе (Adalbertstrasse, 23). Это был хороший район - Амалиенау, где строили себе виллы респектабельные, состоявшиеся кёнигсбержцы.

Вообще Амалиенау называли “маленьким Парижем”. Здесь была даже своя “Площадь Звезды” - Штерн­платц. Весь этот район спроектировал известный немецкий архитектор Фридрих Хайтман. Сами виллы могли строиться по планам других архитекторов, но Хайтман установил так называемые “Заповеди Амалиенау”: виллы должны были стоять на расстоянии не менее 30 метров друг от друга, быть двухэтажными (не считая мансардного этажа), все комнаты на этаже - соединяться между собою “по кругу”. Коридор желательно было освещать естественным светом, для чего делались специальные окна.

Крысы бегали

Рустам Алиев

- Дом, который я купил, был построен для семьи фабриканта и почётного консула Карла Шмидта.

Cпроектировал особняк известный архитектор Вильгельм Фаррентрапп. Он был строительным советником земли Восточная Пруссия.

За послевоенные годы дом Шмидта обветшал, превратился, по сути, в барак. Там крысы бегали во-от такие!

Я начал его реставрировать. Приглашал разных дизайнеров, было много предложений: сломать, перестроить, сделать “итальянский вариант”. Но мне хотелось вернуть этому дому его первоначальный облик, воссоздать “югендстиль”.

Если что-то нельзя было отреставрировать - я заказывал точную копию.

Так, долго возились мы с окнами. У немцев ведь окна были двустворчатые, а сейчас, когда в старых домах меняют окна на стеклопакеты, ставят одностворчатые, в сплошное полотно. Меняется конфигурация - нарушается геометрия. Я снял старое окно и сказал мастерам: сделайте ТАКОЕ ЖЕ, допуск - 1 миллиметр. Только с четвёртого раза сделали! Зато получилось аутентично.

Ничего лишнего

Калининград, ул. Расковой, 23. Так выглядела “вилла Шмидта” в 2012 году

- В подвале кое-где сохранилась немецкая кафельная плитка. Я отбил одну, нашёл штамп фирмы-производителя, выяснил, что эта фирма в Германии ещё существует. Связался. Послал образец. И мне по старой технологии изготовили кафель... Так что облицовка у меня тоже аутентичная.

На полу плитка кое-где сохранилась. Её восстановили - и подобрали такую же.

Лестница реставрации не подлежала. Я попросил, чтобы мастера сделали её точную копию. Меня отговаривали: мол, ну это же очень простая лестница, давайте усложним! Я сказал, что не хочу никаких итальянских завитушек.

Сделали - и оказалось очень красиво, гармонично. Мастера сами прямо ахнули.

Она абсолютно белая, благородных очертаний, с высокими ступеньками. Вся прелесть её заключается не в “финтифлюшках”, а в строгом соблюдении геометрических пропорций. Это вообще характерная черта “югендстиля” - ничего лишнего, всё абсолютно функ­ционально.

В доме много свободного пространства - его и не предполагается загромождать мебелью.

Луизенваль в особняке

- В процессе реставрации дома я увлёкся собиранием различных предметов быта начала XX века. В особняке обнаружился старый газовый фонарь. Его переделали на электричество - и он стал украшением интерьера.

На аукционах в Европе я нашёл хороший стол, деревянный резной сундук семнадцатого века, аутентичные стулья, шкафы...

Вместе с реставрацией “виллы Шмидта” новый владелец восстановил тротуар на улице Расковой

Сделал себе кабинет в духе, который соответствует “югендстилю”: всё из натурального дерева благородных пород, из натуральной кожи, всё солидное, основательное, сработанное на века...

В подвале у меня размещается коллекция артефактов. Вот, например, приспособление для сушки белья: три валика, между которыми бельё пропускали, чтобы отжать лишнюю воду... Вот стеклянный графин и стаканы начала века: здесь неподалёку находилось небольшое производство, завод “Луизенваль”, там изготавливались прохладительные напитки. Это их фирменная посуда (купил в Германии).

Свадебный кортеж

- У входа в дом стоит настоящая кёнигсбергская скамейка: удалось найти металличе­ский остов, а верхнюю часть воссоздали по моему заказу наши местные умельцы.

Плитка, которой выложен дом, крышки люков - всё такое же, как было здесь в начале прошлого века.

А вот, к примеру, пожарный гидрант. Он тоже аутентичный. Но гидранты, как правило, делались красными, а этот мы символически украсили (по красному фону внизу изображены трава и цветы, ручки выполнены в виде чёрных птиц, - прим. авт.). Рукомойник - точная копия, которую искусственно состарили, чтобы добиться нужного эффекта.

В общем, весь интерьер и всё окружение дома “работают” на одну идею - воссоздать исторический облик и дух.

Купил я и картины кёнигсберг­ских художников. Одна из них - “Свадебный кортеж” - очень интересная, это жанровая сценка: экипаж жениха и невесты наскочил колесом на камень, вот-вот опрокинется...

Вернулся в Россию

- В общем, я сильно увлёкся коллекционированием. Немецкие картины, фарфор, бронза, серебро... Появились знакомые искусствоведы в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Лондоне...

Постепенно я стал осознавать, что наследие русской культуры гораздо глубже немецкого. И у многих произведений русских художников такая история, что о каждой картине можно роман написать.

Так, на аукционе в Лондоне удалось купить картину Ильи Репина, которая до сих пор в России нигде и никогда не выставлялась. Она хранилась у американского коллекционера - и впервые была выставлена на аукцион после его смерти, наследниками. Мне уже звонили по её поводу из Третьяковки, из дома-музея Репина, они готовы устроить выставку одной этой картины!

Подарок Хрущёва

- Ещё я купил в Англии полотно русского художника Константина Юона “Ликующий день в Измайлово”. У неё потрясающая судьба. Когда первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв отправился с официальным визитом в Великобританию, он приехал на поезде из Москвы в Калининград. 30 апреля 1956 года его отвезли на лимузине в Балтийск, а из Балтийска советский лидер на крейсере “Орджоникидзе” в сопровождении шести кораблей прибыл в Портсмут.

Была громкая встреча в Лондоне, разные официальные мероприятия. Хрущёв остался очень доволен визитом и подарил Королев­скому хранителю печати, по фамилии Батлер, эту самую картину Юона. Она хранилась в семье Батлера - а недавно оказалась на аукционе. Представляете, когда-то она попала в Англию из Калининграда, а теперь из Англии вернётся в Калининград!

И мне важно не просто владеть всеми этими шедеврами. Я хочу, чтобы их видели люди!

Галерея и музей

Рустам Алиев

- В Америке, к примеру, много частных музеев. Но там бизнесмены, которые вкладывают деньги в социальные проекты, освобождаются от многих налогов. У нас налоговых преференций нет, но и в России возникает потребность открывать част­ные музеи и галереи. А в Калинин­граде, мне кажется, в этом есть особая необходимость.

Из-за нашей территориальной оторванности от России молодёжь смотрит на Запад. Люди говорят: “Мне дешевле поехать в Польшу или Германию, чем в Москву или Санкт-Петербург...” А я хочу, чтобы мы все гордились русской культурой. Чтобы понимали, в каком уникальном месте мы живём: мы можем считать своими обе культуры, и русскую, и немецкую!

Поэтому я и планирую открыть свой музей. Это будет двухэтажное здание, спроектированное при участии (надзор) архитектора Генне - с гостевыми комнатами, местом, где можно будет отдохнуть в “историческом окружении”. Но главное - там будет зал для экспозиции всего, что имеется в моей коллекции. А наличие в нём серьёзных экспонатов уже обеспечивает ему статус художественной галереи.

Никакого бизнеса

Проект картинной галереи

- Личного финансового интереса тут нет. Под галерею я выкупаю барак 1958 года постройки (ул. Расковой, 20-22), который находится через дорогу от моего дома. Расселяю жильцов, по-честному: из коммуналок они переедут в отдельные квартиры. На месте барака будет построена галерея-музей. Для меня это не бизнес-проект. Это меценатство.

Я хочу, чтобы мой родной город был красивым, чтобы он привлекал туристов. Вот я свой дом отреставрировал - так он сейчас внесён во все пешие и автобусные экскурсионные туры по бывшему Амалиенау! Туристы прямо толпятся, фотографируют...

Д. Якшина



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money