Новые колёса

Новые колеса / Криминал / НАЗНАЧЕН ПЕДОФИЛОМ. В трусах педагога полицейские нашли уголовное дело

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • НАЗНАЧЕН ПЕДОФИЛОМ.
    В трусах педагога полицейские нашли уголовное дело

Педагоги и педофилы

любят детей. Но по-разному...

Иван Бунин, русский писатель

Призрак бродит по России. Призрак ПЕДОФИЛА. Как оно у нас и водится, интерес к ТЕМЕ, возникший “наверху” (внесённый в Государственную Думу законопроект о химической кастрации извращенцев и т.д., и т.п.), был немедленно подкреплён соответствующей кампанией. Педофилов стали ловить повсеместно. В промышленных объёмах. А поскольку поймать реального педофила неимоверно сложно (и ещё сложней - доказать его вину), в ход пошло всё, что в данной ситуации годится использовать. Ну, там... заявления брошенных жён, уличающих бывших мужей в нездоровом интересе к собственным детям... или заключения сексуально озабоченных психологов.

Дырка в штанах

Натурально, громкое дело должно раскрыться в каждом городе. И вот - в Калининграде обнаружился свой “педофил”. Сергей Большаков, вот уже почти тридцать лет обучающий детей журналистике в системе дополнительного образования. Через школу “Радуга” прошли сотни калинин­градских ребят... Прошли НОРМАЛЬНО. И поэтому слухи о “разоблачении” известного педагога произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Большакова обвиняют в том, что он продемонстрировал детям на занятии школы “Радуга” свои, пардон, гениталии. Точнее, их фрагмент - то, что “светилось” сквозь дырку в брюках.

Люди, Большакова не знающие (и убеждённые в том, что при сегодняшней оплате педагогического труда в системе образования могут работать... скажем так, только странные личности), разразились потоком злобных комментариев. Те, кто в курсе, попытались этот поток дезавуировать - и в прессе появились публикации “о том, как всё это на самом деле было”.

Разгорелась дискуссия: случайно или специально детским взорам открылись “помидоры” преподавателя? Если специально - он, что, совсем идиот?! Если случайно, то где, извините, были его труселя?

Пять девочек и юноша

Сам Большаков ситуацию не комментировал. (Как выяснилось, к нему за комментариями и не обращались.) И вот мы предлагаем читателям его точку зрения - и его интерпретацию событий, которые могут стоить ему не только профессии, но и свободы.

Сергей Большаков (справа) с учениками

- Семнадцатого сентября было первое занятие в старшей группе, - говорит Сергей Сергеевич. - Пришли пять девочек, один юноша и одна взрослая женщина, сотрудница калининградской туристической фирмы. Вообще-то у нас Дворец творчества детей и подростков, и в старшей группе занимаются ребята от 13 до 18 лет. Но иногда мы берём и взрослых, которые по каким-то причинам хотят поучиться журналистике. У нас занимался заместитель главврача областной больницы, бухгалтер крупного предприятия, студенты разных вузов... То есть, в присутствии на занятии взрослой женщины ничего исключительного не было.

Как всегда, мы начали со знакомства. Я назвал себя, сказал несколько слов: “Я Сергей, работаю здесь двадцать восемь лет, вижу вас будущими журналистами...” И т.д., и т.п. Обычные в таких случаях фразы.

Потом кратко представились те, кто пришёл на занятие. Я записал имена и приблизительные координаты. Так как это было ПЕРВОЕ занятие, список присутствующих по всей форме я не составлял (обычно это делается чуть позже). Начал вести занятие.

Женщина в истерике

- Через несколько минут женщина (назовем её Светлана) попросила меня выйти с ней в коридор. Там она сказала: “Посмотри внимательно на себя, очень некрасиво выглядишь”.

Я посмотрел: спереди на штанах, в самом деликатном месте, образовалась дырка. Видимо, когда я садился, штаны лопнули. Я попытался как-то прикрыться, вернулся в аудиторию и продолжил занятие. Столы у нас в этой аудитории расположены по кругу, и они, эти столы, такой конфигурации, что ноги из-под них видны.

Женщина ушла. Девочки тихонько хихикали. Сейчас-то я понимаю, что у меня, извините, съехали трусы - девочкам было видно то, чего видеть им было не надо...

Но я провёл занятие, в перерыве всё поправил, перешёл со следующей группой в следующую аудиторию, где столы - закрытые, ничего лишнего не видно - и спокойно доработал до конца дня.

Потом были выходные, в понедельник у меня выездной день, а во вторник меня пригласила директор нашего Дворца и сообщила, что ей позвонила какая-то женщина, в истерике, которая кричала, что во Дворец дочь больше не пустит, а в отношении “развратника” (то есть меня) дойдёт до суда. Директор, конечно, в полном недоумении. Всё-таки я работаю во Дворце столько лет - и никогда никаких жалоб (тем более ТАКОГО свойства) на меня не поступало.

Развратные действия

- Я объяснил ситуацию. Директор сказала, что собирается позвонить по всем телефонам (их удалось найти в тетради для самозаписи) и попытаться погасить конфликт. Кому-то она звонила, вроде бы встречалась со Светланой, но та была настроена очень негативно (хотя и утверждала, что никуда по моему поводу не обращалась).

А в среду ко мне пришли оперативные работники из уголовного розыска. Оказывается, в полицию АНОНИМНО сообщили, что я занимался развратными действиями в отношении несовершеннолетних и вёл непристойные разговоры. “Непристойность”, очевидно, заключалась в том, что я привёл один давний пример - как девочки, издававшие в одном из лицеев газету, поместили в ней фотографию с изображением презерватива. И статью - размышления старшеклассниц на тему абортов.

Эта газета школьниками была разнесена по домам, её увидели родители. А на следующий день руководство лицея имело неприятный разговор и с пресс-службой администрации области, и с Калининградской православной епархией.

Естественно, девочкам-журналисткам тоже досталось. А главное - они должны были с тех пор показывать готовящийся номер руководству своего учебного заведения.

“Мы из угрозыска, ребята грубые...”

- Я часто привожу этот пример в подтверждение мысли о том, что журналистский материал может быть по-разному воспринят людьми разного возраста и социального статуса, и что журналист должен понимать: он несёт за свой материал самую серьёзную ответственность.

Но... этот пример мне теперь инкриминируется в качестве попытки развратить учеников.

Меня вызвали в полицию - в уголовный розыск Ленинградского района. Допросили. Сказали, что я - подозреваемый в совершении преступления. В соседнем помещении измерили рост, вес, “откатали” пальчики и т.д. И отпустили. Мол, идите, работайте.

На следующий день - опять вызвали. Но не приняли, проторчал под дверью - с перерывами с 10.00 до 18.00. Пришёл назавтра. И вот тут меня взяли в оборот. Оперативники (фамилий не знаю, они не представлялись) сразу сказали: “Мы - из уголовного розыска, ребята грубые. Версаль разводить не намерены, на лирику не рассчитывай. Мы ВСЁ ЗНАЕМ”.

- Что - всё?

- Все факты твоих непристойных отношений с несовершеннолетними. Так, ты регулярно гуляешь по берегу Верхнего озера под ручку с девочкой.

- Я, - отвечаю, - гуляю по берегу Верхнего озера под ручку с двумя девушками. Одной - 32 года, другой - 23.

Признания в любви

- Полицейские продолжают: “Есть люди, которые свидетельствуют: у тебя неоднократно ночевал мальчик. Выходил от тебя утром”.

Начинаю соображать. Понимаю, что речь идёт об одной моей бывшей выпускнице. Она оказалась в тяжёлой жизненной ситуации и фактически бомжует. Иногда она ко мне забегает - поесть и выспаться в тепле. Я живу один, места хватает... Девушке этой 24 года. Когда она в последний раз была у своей матери в Зеленоградске, та заметила у неё в волосах вшей. И побрила девчонку налысо. Видимо, её-то, маленькую, бритоголовую, и сочли мальчиком.

Я назвал фамилию-имя девушки, они “пробили” её по своей базе данных. “Действительно, - говорят, - это наша клиентка. И действительно похожа на мальчика”.

Тогда был проведён обыск, и последовало новое обвинение:

- У тебя на компьютере полно порносайтов!

Это имелась в виду реклама, которая “выскакивает” вне зависимости от воли пользователи Интернета.

Впрочем, обыск особого успеха им не принёс. Ну, нашли порванные штаны. Изъяли в присутствии понятых. Прицепились к тому, что одной девочке “Вконтакте” я сказал, что она хорошая, а с другой мы обменялись - явно в шутку - признаниями в любви.

“Тебя изрядно покалечат...”

- В итоге мне было предложено два варианта:

1. Я подписываю обвинение, “как всё было на самом деле” (а как оно “было” - оперативники подскажут). И иду домой.

2. Я не подписываю - меня задерживают, бросают в СИЗО, оповещают тех, кто там содержится, по какой статье я “прохожу”.

Как в СИЗО относятся к педофилам, всем известно. Оперативник так и сказал: “Через полчаса ты будешь биться в дверь и звать на помощь... но помощь придёт, когда тебя уже изрядно покалечат”.

Конечно, если бы я был человеком опытным - в этих делах - я бы взял 51-ю статью Конституции и потребовал адвоката. Но... адвоката со мной не было. И мне его, кстати, никто не предлагал.

Я подписал первый вариант.

Потом меня отпустили и на следующий допрос я пришёл через несколько дней. На этот раз меня допрашивала следователь из следственного комитета. А сотрудники полиции присутствовали, чтобы контролировать. Но тут я уже от своего первоначального признания отказался.

От 5 до 10 лет лишения свободы

- Что я могу сказать? Следователь верно излагает факты. Но даёт им неверную оценку. Якобы в течение 28 лет моей работы я развращал детей...

Сотрудники полиции опросили не только ребят, которые присутствовали на этом злополучном занятии (кстати, из шестерых только двое признаны потерпевшими - очевидно, остальные отказались давать “соответствующие” показания), но и выпускники прошлых лет. Допрашивали тех, кого я когда-либо возил в “Орлёнок”. Допрашивали директора Дворца, ещё разных людей...

Уголовное дело заведено по ч. 1 ст. 135 УК РФ. Статья эта новая. Понять, что такое “развратные действия” - сложно. И опять мне предлагают два варианта: признать, что я такие действия совершал, чтобы дело побыстрее отправилось в суд, “где я получу минимальную меру наказания” (например, 200.000 рублей штрафа).

А вот если я начну править свои первоначальные показания, статью мне изменят на вторую часть. Срок по ней предусмотрен от 5 до 10 лет лишения свободы, это - тяжкое преступление, а значит, до суда я буду находиться не под подпиской о невыезде, как сейчас, а под стражей...

Отпуск в СИЗО

- Формальные основания для изменения части статьи есть: одной из потерпевших - 13 лет. Правда, 2-я часть предполагает, что я заведомо знал её точный возраст, а это оспаривается...

Но я не исключаю и такого развития событий, как помещение меня в СИЗО.

Во Дворце меня попросили уйти в отпуск за свой счёт с 20 сентября. Следователь, правда, сказала, что ей абсолютно всё равно, где я буду работать - пирожками торговать или с детьми журналистикой заниматься, т.к. она меня формально от работы не отстраняла. Но понятно, что пока не закончится следствие, занятия в школе “Радуга” мне вести невозможно.

А что будет потом - неизвестно...

Охота на ведьм

Что и говорить, история жуткая. И хотя вины с Большакова никто не снимает (из-за его неряшества дети и впрямь увидели то, чего видеть не должны были), пугает тенденция. Дело ведь не только в дырке, пусть даже на самом что ни на есть причинном месте... В конце концов, современных детей не шибко развратишь одним видом интимных деталей в штанах мужчины - они в кино и не такое видали! Чай, не в Смольном институте для благородных девиц их пестуют и не при католическом монастыре в средневековой Испании получают они своё первичное образование!

Опять же, кружок - не школа. Не нравится преподаватель - развернись и уйди. Вещь-то сугубо добровольная.

Настоящий КОШМАР - в другом. Борьба с педофилией превращается в “охоту на ведьм”. Мои коллеги-учителя (в первую очередь, мужчины) с нервным смехом рассказывают о том, что стараются не приближаться к ученикам на расстояние меньше, чем полметра и не остаются в классе с кем-либо один на один. А мало ли? Ты из соображений конфиденциальности поговоришь с учеников тет-а-тет, а назавтра примчатся доблестные полицейские и уволокут тебя, якобы посягнувшего на его юные прелести...

Покупают себе девочек и мальчиков

Советы методистов - например, как надо разговаривать с гиперактивными детками, - вообще звучат, как провокация попа Гапона. Так, чтобы привлечь внимание гиперактивного ученика (а их сегодня 65% от общего числа!), надо подойти к нему максимально близко, ПОЛОЖИТЬ РУКУ НА ПЛЕЧО и, глядя в глаза, произнести нужную тебе фразу.

Щас! Чтобы через час-другой его мамочка писала другие “нужные фразы” - в заявлении в полицию?!

...Теперь я с ужасом вспоминаю, как мои ученики засиживались по вечерам у меня ДОМА, играли “в мафию”, допоздна репетировали театрализованные сценки... и как беспечно я подписывала книжки “любимому Васе-Пете-Феде-Маше!” Никогда больше, чур меня! Ну, его, этот воспитательный процесс - пока он не превратился в процесс уголовный!

НАСТОЯЩИЕ педофилы - в полнейшей безопасности. Они ведь не окружают себя учениками, и штаны на них, педофилах, не рвутся от ветхости... Они покупают себе девочек и мальчиков оптом и в розницу там, где не существует опасности быть арестованным. ИХ полиция не ловит. Потому что будет много возни с доказательствами. Да и адвокаты у них, богатеньких любителей “малосольного”, покруче, нежели у Сергея Большакова...

Пятьсот учеников

А докладывать-то “наверх” об успешной борьбе с педофилами надо. Вот и “разрабатываются” по полной программе злополучные штаны, разорвавшиеся так некстати для Большакова - и так кстати для непримиримых блюстителей правопорядка.

Сейчас в том же “Вконтакте”, где бравые копы искали доказательства вины Большакова, существует группа из 500 его бывших учеников. Все они пишут характеристики, все клянутся, что никогда и ни с кем из них Большаков не то, что не позволял себе “лишнего” - даже мысли такой не возникало! Интересно, чему поверит следствие: доводам тех, кто общался с Большаковым в течение долгого времени, или впечатлению девочек, увидевших его впервые? Ответ, увы, вполне предсказуем. Что очень печально.

Д. Якшина



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money